Император Петр Великий в 1716 г.

Рассказчик придал этой беседе ироничный эпилог. Петр огорчился бы, даже, пожалуй, произнес бы боярам другую, наименее возвышенную и нежную речь, если б увидел, что они отнеслись к его словам так безучастно, для себя на уме, как это представил иностранец. Ему понятно было, как судили об его реформе в Рф Император Петр Великий в 1716 г. и за границей, и эти суждения болезненно откликались в его душе. Он знал, что там и тут очень многие лицезрели в его реформе насильное дело, которое он мог вести, только пользуясь собственной неограниченной и беспощадной властью и привычкой народа слепо ей повиноваться. Стало быть, он не европейский сударь, а азиатский Император Петр Великий в 1716 г. тиран, повелевающий рабами, а не гражданами. Таковой взор обижает его, как незаслуженная обида. Он столько сделал, чтоб придать собственной власти нрав долга, а не произвола; задумывался, что на его деятельность по другому и нельзя глядеть, как на служение общему благу народа, а не как на деспотию. Он так старательно Император Петр Великий в 1716 г. избавлял все унизительное для людского плюсы в отношениях подданного к сударю, еще в самом начале столетия воспретил писаться уменьшительными именами, падать перед царем на колени, зимою снимать шапки перед дворцом, рассуждая так об этом: «К чему унижать звание, безобразить достоинство человеческое? Наименее низости, больше усердия к службе и верности ко Император Петр Великий в 1716 г. мне и государству – такой почет, подобающий царю».

План Санкт-Петербурга, составленный при Петре I

Он устроил столько госпиталей, богаделен и училищ, «народ собственный в почти всех воинских и штатских науках обучил», в Воинских статьях воспретил лупить бойца, писал наставление всем принадлежащим к русскому войску, «каковой ни есть веры либо народа Император Петр Великий в 1716 г. они сущность, меж собою христианскую любовь иметь», внушал «с противниками церкви с кротостью и разумом поступать по Апостолу, а не так, как сейчас, ожесточенными словами и отчуждением», гласил, что Господь отдал царям власть над народами, но над совестью людей властен один Христос, – и он 1-ый на Руси стал Император Петр Великий в 1716 г. это писать и гласить, – а его считали ожесточенным деспотом, азиатским тираном.

Об этом не раз заводил он речь с приближенными и гласил с жаром, с порывистой откровенностью: «Знаю, что меня считают деспотом. Иноземцы молвят, что я повелеваю рабами. Это неправда: не знают всех событий. Я повелеваю подданными, повинующимися Император Петр Великий в 1716 г. моим указам; эти указы содержат внутри себя пользу, а не вред государству. Нужно знать, как управлять народом. Британская вольность тут не у места, как к стенке горох. Добросовестный и разумный человек, усмотревший что-либо вредное либо придумавший что полезное, может гласить мне прямо без боязни. Вы сами тому очевидцы Император Петр Великий в 1716 г.. Полезное я рад слушать и от последнего подданного. Доступ ко мне свободен, только бы не отымали у меня времени бездельничанием. Недоброхоты мои и отечеству, естественно, мной недовольны. Невежество и упрямство всегда ополчались на меня с той поры, как замыслил я ввести полезные перемены и поправить грубые характеры. Вот кто истинные деспоты Император Петр Великий в 1716 г., а не я. Я не усугубляю рабства, обуздывая озорство упорных, смягчая дубовые сердца, не жестокосердствую, переодевая подданных в новое платьице, заводя порядок в войске и в гражданстве и приучая к людскости, не тиранствую, когда правосудие осуждает злодея на погибель. Пускай злоба клевещет: совесть моя чиста. Бог мне Император Петр Великий в 1716 г. арбитр! Неправые толки в свете разносит ветер».

Защищая царя от обвинения в жесткости, возлюбленный токарь его Нартов пишет: «Ах, если б многие знали то, что понятно нам, дивились бы снисхождению его. Если б когда-нибудь случилось философу разбирать архиву потаенных дел его, вострепетал бы он от кошмара, что соделывалось против Император Петр Великий в 1716 г. этого монарха».

Эта «архива» уже разбирается и все яснее обнаруживает, по какой раскаленной почве шел Петр, ведя реформу со своими сотрудниками. Все вокруг него роптало на него, и этот ропот, начинаясь во дворце, в семье царя, обширно расползался оттуда по всей Руси, по всем классам общества, проникая в глубь народной Император Петр Великий в 1716 г. массы. Отпрыск сетовал, что отец окружен злыми людьми, сам очень жесток, не жалеет людской крови, вожделел погибели папе, и исповедник прощал ему это порочное желание. Сестра, царевна Марья, плакалась на нескончаемую войну, величавые подати, разорение народное, и «ее милостивое сердечко снедала печаль от воздыханий народных».

Ростовский архиерей Досифей, лишенный Император Петр Великий в 1716 г. сана по делу о бывшей королеве Евдокии, гласил на Соборе архиереям: «Посмотрите, что у всех на сердцах, извольте пустить уши в люд, что в народе говорят». А в народе гласили про царя, что он неприятель народа, оморок мирской, подкидыш, антихрист, бог знает, чего не гласили про него. Роптавшие Император Петр Великий в 1716 г. жили надеждой, авось или правитель скоро умрет, или люд подымется на него; сам принц признался, что готов был стать к комплоту против отца. Петр слышал этот ропот, знал толки и происки, против него направленные, и гласил: «Страдаю, а все за отечество; желаю ему полезного, но неприятели пакости мне делают демонские Император Петр Великий в 1716 г.». Он знал также, что было и на что роптать: народные тягости все увеличивались, 10-ки тыщ рабочих погибали от голода и заболеваний на работах в Петербурге, Кроншлоте, на Ладожском канале, войска вытерпели величавую нужду, все дорожало, торговля падала.

По целым неделям Петр прогуливался сумрачный, открывая все новые злоупотребления и беды. Он Император Петр Великий в 1716 г. осознавал, что донельзя, до боли напрягает народные силы, но раздумье не замедляло дела. Никого не щадя, всего наименее – себя, он все шел к собственной цели, видя в ней народное благо: так хирург, скрепя сердечко, подвергает истязающей операции собственного пациента, чтоб спасти его жизнь. Зато по окончании Император Петр Великий в 1716 г. Шведской войны 1-ое, о чем заговорил Петр с сенаторами, просившими его принять титул правителя, это – «стараться о полезности общей, от чего люд получит облегчение».

Узнавая людей и вещи, как они есть, привыкнув к дробной, детализированной работе над большими делами, за всем следя сам и всех уча своим примером, он Император Петр Великий в 1716 г. выработал внутри себя совместно с резвым глазомером тонкое чутье естественной, реальной связи вещей и отношений, живое, практическое осознание того, как делаются дела на свете, какими силами и с какими усилиями поворачивается тяжелое колесо истории, то поднимая, то опуская судьбы людские. Оттого беда не приводила его в угнетение, а фортуна не Император Петр Великий в 1716 г. внушала самонадеянности. Это, когда необходимо, ободряло, а иногда отрезвляло и служащих. Ведали, что, после поражения под Нарвой, он гласил: «Знаю, что шведы еще будут лупить нас; пусть лупят; но они выучат и нас лупить их самих; когда же ученье обходится без утрат и огорчений?» Он не обольщался ни Император Петр Великий в 1716 г. фуррорами, ни надеждами. В последние годы жизни, лечась олонецкими лечебными водами, он гласил собственному лейб-медику: «Врачую тело свое водами, а подданных – примерами; в том и другом исцеление вижу неспешное; все решит время».

Он ясно лицезрел все трудности собственного положения, в каком из 13 правителей 12 опустили бы руки, и, в самую томную Император Петр Великий в 1716 г. пору собственной жизни, во время следствия над принцем, описывал судьбу Толстому с сердобольной изобразительностию постороннего наблюдающего: «Едва ли кто из государей сносил столько бед и напастей, как я. От сестры (Софьи) был гоним до зела: она была хитра и зла. Монахине (первой супруге) несносен: она неумна. Отпрыск меня терпеть Император Петр Великий в 1716 г. не может: он упрям». Но Петр поступал в политике, как на море. Вся его бурная деятельность, как в миниатюре, изобразилась в одном эпизоде из его морской службы. В июле 1714 г., за некоторое количество дней до победы при Гангуте, крейсируя со собственной эскадрой меж Гельсингфорсом и Аландскими островами Император Петр Великий в 1716 г., он был в черную ночь застигнут страшною бурей. Все пришли в отчаяние, не зная, где сберегал. Петр с несколькими матросами ринулся в шлюпку, не слушая офицеров, которые на коленях умоляли его не подвергать себя таковой угрозы, сам взялся за руль, в борьбе с волнами, встряхнул опускавших руки гребцов суровым криком: «Чего Император Петр Великий в 1716 г. боитесь? Царя везете! С нами Бог!», благополучно достигнул берега, развел огнь, чтоб показать путь эскадре, согрел сбитнем полумертвых гребцов, а сам, весь влажный, лег и, покрывшись парусиной, уснул у костра под деревом.

Неослабное чувство долга, идея, что этот долг – непреклонно служить общему благу страны и народа, беззаветное мужество, с каким Император Петр Великий в 1716 г. подобает проходить это служение, – таковы главные правила той школы, проводившей собственных учеников через огнь и воду, о которой гласил Неплюев Екатерине II. Эта школа способна была воспитывать не один ужас суровой власти, да и притягательность нравственного величия. Рассказы современников дают только смутно ощутить, как это делалось; а Император Петр Великий в 1716 г. делалось, кажется, достаточно легко, вроде бы само собой, действием неуловимых воспоминаний.

Неплюев ведает, как он с товарищами в 1720 г., по окончании зарубежной выучки, держал экзамен перед самим царем, в полном собрании Адмиралтейской коллегии. Неплюев ожидал представления царю, как Ужасного суда. Когда дошла до него очередь на экзамене, Петр сам Император Петр Великий в 1716 г. подошел к нему и спросил: «Всему ли ты научился, зачем был послан?» Тот отвечал, что старался по всей собственной способности, но не может похвалиться, что всему научился, и, говоря это, стал на колени. «Трудиться нужно, – произнес на это правитель и, оборотив к нему ладонью правую руку, прибавил: – Видишь Император Петр Великий в 1716 г., братец, я и правитель, да у меня на руках мозоли, а все для того – показать вам пример и хотя бы под старость созидать для себя достойных помощников и слуг Отечеству. Встань, братец, и дай ответ, о чем тебя спросят, только не робей; что знаешь, сказывай, а чего не знаешь Император Петр Великий в 1716 г., так скажи».

Правитель остался доволен ответами Неплюева и позже, поближе узнав его на корабельных постройках, откликался о нем: «В этом малом путь будет». Петр увидел дипломатичные возможности в 27-летнем поручике галерного флота и в последующем же году прямо провозгласил его на тяжелый пост резидента в Константинополе. При отпуске в Турцию Петр поднял Император Петр Великий в 1716 г. упавшего ему в ноги со слезами Неплюева и произнес: «Не кланяйся, братец! Я вам от Бога приставник, и должность моя – глядеть, чтоб недостойному не дать, а у достойного не отнять. Будешь отлично служить, не мне, а более для себя и Отечеству добро сделаешь, а буде худо, так я Император Петр Великий в 1716 г. истец, ибо Бог того от меня за всех вас потребует, чтобы злому и глуповатому не дать места вред делать. Служи верой и правдой; сначала Бог, а по Нем и я должен буду не бросить. Прости, братец! – прибавил правитель, поцеловав Неплюева в лоб. – Приведет ли Бог свидеться?» Они Император Петр Великий в 1716 г. уже не свиделись. Этот умный и неподкупный, но грозный и даже жесткий служака, получив в Константинополе известие о погибели Петра, отметил в собственных записках: «Ей-ей, не лгу, был более суток в беспамятстве; да по другому мне и порочно бы было: сей монарх Отечество наше привел в сопоставление с иными Император Петр Великий в 1716 г., обучил нас узнавать, что и мы люди». После, пережив 6 царствований и дожив до седьмого, он, по отзыву его друга Голикова, не переставал хранить безграничное почитание к памяти Петра Величавого и имя его не по другому произносил, как священное, и практически всегда со слезами.


indeks-cen-na-cena-rinochnoj-korzini-v-dannom-godu.html
indeks-cen-proizvoditelej.html
indeks-deflyator-investicij-v-osnovnoj-kapital-metodicheskie-rekomendacii-po-zapolneniyu-formi-i-k-razrabotke-pokazatelej.html